• DAVID GARRETT26.09.2020 19:00
  • STATIC-X + DOPE04.10.2020 20:00
  • THE NEIGHBOURHOOD06.12.2020 19:00
  • РАДИО РОКС - СТУДИЯ

    19.02.2009

    Вытяжка. РОК ПРОЗА от Кости ИГРУНОВА (RADIO ROKS 102FM)

    Вытяжка. (экстремальная рок-проза)

    (Констанин ИГРУНОВ - радио РОКС 102FM)

    Все курильщики делятся на две группы: одни периодически курят, другие – периодически не курят. Шеф-редактор «Радио Фокс» Алик Лунц иногда не курил. Правда, сам он не мог подтвердить сей факт, потому как не курил Алик только во время сна, а сон, как известно, явление, неподвластное сознательному контролю. В часы же бодрствования Алик Лунц неустанно дымил сигаретами «Вирджиния» с листочками вишни, и заставлял наслаждаться ароматами табачного дыма всех людей, находящихся рядом с ним. Не зная точно, кто же является крупнейшим в мире производителем табака, можно было с полной уверенностью утверждать, что крупнейшим в мире производителем табачного дыма был шеф-редактор «Радио Фокс». Правда, зафиксировать своё первенство Лунцу нигде не удавалось, да, впрочем, он к этому и не стремился.
    Не все сотрудники «Радио Фокс», даже курящие, испытывали должную гордость оттого, что находятся в обществе потенциального номинанта Книги Рекордов Гинесса. Напротив, некоторые из них выражали явное недовольство табачным дымом, источаемым господином Лунцем, а непосредственно подчинённый Алику Журналист даже окрестил своего руководителя «шеф-реактор». Реакция «шеф-реактора» на эту шутку была крайне миролюбивой: он всего лишь навсего прожёг подчинённого взглядом сквозь линзы своих очков. Но именно этот ожог навёл Журналиста на мысль, сделать шефу подарок. Ко Дню Рождения Алика Лунца в его кабинете, прямо над рабочим столом, решили установить вытяжку.
    Вытяжку поручили монтировать одному неизвестному, но очень толковому Инженеру. Неизвестен он был уже потому, что большую часть жизни проработал в Центре Космического Приборостроения. И сам Центр, и его сотрудники находились всегда под грифом «секретно», а значит, на публичность своих заслуг претендовать не могли. А заслуги у них, как выяснилось позже, были. Тот самый никому неизвестный и очень толковый Инженер в своё время разрабатывал портативные установки для запуска сверхмалых ракет. Благодаря этой разработке, любой, даже ничего не смыслящий в технике человек мог вывести на околоземную орбиту предмет, вес которого не превышал ста килограммов. Причём, сама установка для запуска помещалась в обычном туристском рюкзаке и питалась от сети 220 вольт. Так что расположить установку в любом удобном месте также не представляло труда. Однако наладить серийное производство своего изобретения Инженеру не удалось: в мире настала эпоха разоружения, и многие перспективные космические проекты были свёрнуты. Но Инженер всё равно лелеял надежду когда-нибудь воплотить свой замысел в жизнь и восхититься результатами собственного труда.
    А пока бывший изобретатель бывшего Центра Космического Приборостроения довольствовался тем, что монтировал системы кондиционирования и вентиляции в офисах людей, которые и не подозревали о его изобретении. И очередной заказ «Радио Фокс» Инженер воспринял как обыденную рутинную работу.
    Первый его визит в офис радиостанции был посвящён необходимым замерам для последующего монтажа. Журналист и другие некурящие сотрудники наперебой высказывали свои пожелания к системе вентиляции, чем изрядно утомили Инженера. Сам Алик Лунц в тот день находился в отъезде, да не очень-то и волновала его будущая вытяжка. Теоретически Инженер и Шеф-редактор могли в офисе радиостанции никогда не встретиться, но судьба распорядилась иначе. Предварительные расчёты были почти закончены, когда в кабинет, источая вокруг клубы дыма, вернулся Алик Лунц. Инженер Центра Космического приборостроения и шеф-редактор «Радио Фокс»… Что могло быть между ними общего? И, тем не менее, изобретатель сразу узнал бывшего актёра. Когда-то Алик Лунц учился в театральном институте, а молодой студент технического университета ухаживал за его однокурсницей и партнёршей по сцене. Но в итоге юная красавица, игравшая в учебном спектакле Дездемону, предпочла будущему Инженеру Отелло, в роли которого в то время блистал Алик Лунц. Технический гений уже окончательно смирился с поражением, когда узнал, что его бывшая возлюбленная при странных, невыясненных обстоятельствах умерла в супружеских объятиях сценического Отелло.
    «Что было – то было», - мысленно успокоил себя Инженер и, не напоминая Алику о прежнем «знакомстве», поздоровавшись с ним и сразу попрощавшись, ушёл.
    Однако вечером, после пары бутылочек пива, Инженер вновь погрузился в тягостные воспоминания. «Что ж это делается? Где ж справедливость? Я, образованный, талантливый человек по воле этого актёришки остался без жены, без любимой работы…». И хотя Алик Лунц никоим образом не был повинен в развале Центра Космического Приборостроения, он, тем не менее, по мере выпивания Инженером пива становился символом всех неудач бывшего конструктора. «А ведь от него один вред! – продолжал свои размышления Инженер. – Раньше актрис душил на сцене, а теперь табачным дымом своих сотрудников травит… Как же таких земля носит!» Земля!! Инженер вдруг напрягся… «Земля» и «Космос» - именно эти два понятия были главными для него в период работы в Центре… «Земля» и «Космос»… Дьявольская мысль осенила голову изобретателя, и он одним залпом допил седьмую бутылку пива. «Вытяжка, значит, нужна? – со злорадной усмешкой проговорил Инженер вслух. – Будет тебе вытяжка. Лучшая в мире!».

    По непонятным причинам монтаж вытяжки затянулся на целый месяц. Шеф-редактор, сменив раздражение на покорность обстоятельствам, молча, окутывая Инженера табачным дымом, выслушивал его ежедневные технические объяснения. А Инженер старался, он очень старался. Не только Лунц, но и другие сотрудники радиостанции отмечали необыкновенный энтузиазм и трудолюбие, с которыми специалист по вентиляции занимался своим делом. Ни одной, даже самой простейшей операции, не доверил он рабочим – всё делал лично, аккуратно, тщательно, на совесть. Инженер трудился день и ночь, и когда оборудование, наконец-таки, было готово к эксплуатации, он, как и положено, проинструктировал хозяина кабинета:
    - Вот этой кнопочкой включается режим нормальной вентиляции, а вот этой – усиленный…
    Алик слушал Инженера весьма равнодушно.
    - А кнопочкой с надписью «турбо»… – Инженер сделал паузу, – Я бы не рекомендовал Вам пользоваться без лишней надобности. Режим «турбо» включает вытяжку на полную мощность. С одной стороны, таким образом можно очистить воздух в помещении за несколько секунд, а с другой… – Инженер заколебался, – Бумаги со стола убирайте перед тем, как включить «турбо», а то, знаете ли… унесёт! – конструктор улыбнулся.
    - В космос? – с философской иронией уточнил Алик.
    - В космос, – абсолютно спокойно и совершенно серьёзно ответил Инженер.
    - Значит, наша радиостанция с Вашей помощью выйдет на космический уровень?
    - И Вы станете первым космическим шеф-редактором.
    - Ну, до этого ещё далеко! – усмехнулся Лунц.
    «Ближе, чем ты думаешь!» - подумал Инженер и пожелал Алику хорошей работы на свежем воздухе.


    ***
    Некурящие «фоксовцы» во главе с Журналистом праздновали победу. Воздух в офисе стал чист и прозрачен, и даже в кабинет шеф-редактора можно было заходить без риска заблудиться в дыму и потерять сознание от кислородной недостаточности. Хотя Алик Лунц вытяжкой не злоупотреблял. Он включал её только в обычном режиме, так как усиленный режим приводил к огромному расходу электроэнергии, о чём Алику не преминули сообщить сотрудники технической, а затем и финансовой служб. После таких заявлений, кнопку «турбо» Алик нажимать не пробовал, да и нужды в этом никакой не было.
    Дела «Радио Фокс», между тем, развивались всё успешней и успешней, радиостанцию стали слушать люди далеко не простые, а точнее говоря, власть имущие, и очередное собрание совета директоров «Радио Фокс» приняло решение: самые ответственные выпуски новостей шеф-редактор должен читать в эфире лично.
    Теперь в дни важных государственных событий и праздников голос Алика Лунца звучал по всей стране. Люди, влияющие на судьбы городов, регионов и стран, прислушивались к мнению шеф-редактора, и Лунц, чувствуя высокую гражданскую ответственность, старался готовить свои обзоры самым тщательным образом. Сотрудники «Радио Фокс» по мере своих служебных обязанностей и душевных порывов помогали шеф-редактору, хотя и подшучивали над его, как им казалось, излишней аккуратностью и педантичностью.
    В один прекрасный день, а точнее – накануне прекрасного Дня Государственной Независимости, не кто иной, как уже упомянутый Журналист, вздумал подшутить над первым голосом государства. В принтер, на котором распечатывались тексты новостей, этот представитель второй древнейшей профессии вложил укороченные листы бумаги. Таким образом, выдаваемый принтером текст не допечатывался до конца, а обрывался где-то посередине.
    В День Государственной Независимости шеф-редактор Алик Лунц появился в офисе необычайно рано. Новости надо было отредактировать, обзоры перечитать, комментарии ещё и ещё раз выверить. Не только миллионы граждан, но и сам губернатор, сам премьер… Да что там премьер! Сам президент страны собрался в тот День слушать выступление Алика Лунца! Чувствуя на своих плечах огромный груз ответственности, Лунц курил больше обычного, то есть без перерывов, по две-три сигареты одновременно, и даже позволил себе переключить вытяжку на усиленный режим. Когда качество всех информационных материалов удовлетворило шеф-редактора, он откинулся на спинку кресла, затянулся сразу пятью сигаретами и… неожиданно для себя задремал. Однако привычка, выработанная годами, дала себя знать: Алик проснулся ровно за минуту до начала торжественного вещания. Машинальным движением он отправил уже набранный текст на печать, выхватил лист из принтера и быстро вошёл в соседнюю с кабинетом студию. В эфире прозвучала часовая отбивка. Лунц поздоровался со слушателями и начал выступление. Каждое слово, каждая запятая играли в тексте наиважнейшую роль! Алик рассказывал стране о государственных свершениях, о путях дальнейшего развития, о задачах момента нынешнего и о целях, которые предстояло достичь. Ораторский пафос Алика Лунца почти достиг величественного апогея, когда текст (о, ужас!) внезапно оборвался!.. Нет, не на секунду, а всего лишь на её десятую долю замешкался шеф-редактор «Радио Фокс» и, не взирая на отсутствие письменных установок, победоносно и триумфально завершил свой праздничный выпуск новостей. Ни президент, ни премьер, ни губернаторы, да и вообще ни один из миллионов слушателей, среди которых находились и недоброжелатели Алика Лунца – никто не заметил этого неожиданного обрыва текста… Только шеф-редактор, его сердце, его сосуды головного мозга знали цену праздничного триумфа. Несколько минут после эфира, Алик Лунц сидел в кресле эфирной студии, не снимая наушники и вдыхая дым зажжённой пачки сигарет… «Сво-лочь! Сво-лочь!» - пульсировало у него в голове. Такой подлости от своего сотрудника Лунц не ожидал. А вычислил негодяя он моментально.
    Когда шеф-редактор более-менее пришёл в себя, он вернулся в свой кабинет, нажал кнопку селектора и вызвал Журналиста.
    По случаю праздника Журналист «Радио Фокс» уже находился под шефе и, забыв про свою шутку, не опасался шефа.
    - Сядь на моё место… – подчёркнуто спокойно и даже слегка вкрадчиво начал разговор Алик Лунц. – Что ты чувствуешь?
    Не осознав грозящей опасности, сотрудник вальяжно плюхнулся в кресло шеф-редактора.
    - Я чувствую высокое положение в обществе! – развязно произнёс он.
    - Высокое положение в обществе? – нагреваясь, как воображаемая спираль, и прикуривая от реальной зажигалки, переспросил Алик. – А высокую ответственность перед этим обществом ты осознаёшь?!
    Нагловато-пьяный взгляд Журналиста стал трезвее.
    - Ты знаешь, кто сейчас слушал эти новости? – Алик ткнул пальцем в лист бумаги и выдохнул дым прямо в лицо подчинённому. – И ты хорошо подумал, что могло стать с радиостанцией, со всеми нами, если б… – Алик прикурил ещё две сигареты. – Если б на моём месте! Там! В студии! Оказался бы такой разъе…ай, как ты!!
    - Но шеф! – Журналист попытался встать с кресла. – Я не собираюсь занимать Ваше место, меня устраивает моё, да и не смогу я заменить такого профессионала… – помощник Лунца делал всё возможное, чтобы перевести разговор в более безопасное русло карьерной интриги.
    - Заменить не сможешь, а вот навредить – способен! – взяв Журналиста за плечо, Алик вжал его в своё кресло.
    На некоторое время в кабинете шеф-редактора установилась тишина, прерываемая только работой вытяжки. Вытяжка функционировала в усиленном режиме, но, несмотря на это, в помещении висел душный туман табачного дыма.
    - Да ты, братец, пьян! – почти миролюбиво и даже с оттенком актёрской игры вдруг заметил Алик. – Дай-ка я тебя проветрю!
    То ли по причине сильнейшего стресса, то ли из-за более плотной, чем обычно, дымовой завесы, обусловленной стрессовым курением, но шеф-редактор забыл, не заметил, что вытяжка с самого утра и так функционировала в усиленном режиме, и, абсолютно того не желая, надавил на кнопку «турбо». Рёв двигателей взлетающего космического корабля затряс здание офиса «Радио Фокс», свет и компьютеры на мгновение погасли, и Алик увидел, как огромная сила выдернула его подчинённого из массивного кресла и в вихре бумаг, папок, канцелярских принадлежностей и телефонных аппаратов через горловину вытяжки унесла вверх. В тот же миг, шеф-редактор вспомнил, где и когда он ранее встречался с Инженером.


    ***
    Корпоративная вечеринка «Радио Фокс» была в самом разгаре. Сотрудники радиостанции галантно обхаживали своих рекламодателей, которые веселились от души. Тосты звучали один за другим, общение шло в непринуждённой, дружественной обстановке. Шеф-редактор Алик Лунц беседовал с Инженером, приглашённым на вечеринку в качестве представителя фирмы-установщика кондиционеров. В начале мероприятия Инженер был немало удивлён, увидев шеф-редактора, но Лунц так искренне обрадовался появлению специалиста по вентиляции, так душевно благодарил его за вытяжку, что Инженер несколько растерялся и решил выяснить причину столь «неэффективной» работы режима «турбо» чуть позже. А пока он предавался обильным возлияниям, и бокал его, регулярно наполняемый Лунцем, не пустовал.
    - И всё-таки, господин Инженер, вытяжке необходима регулировка! – заметив, что взгляд изобретателя стал рассеян, а движения менее скоординированны, Алик сам перешёл к вопросу, который не давал покоя его собеседнику.
    - Что-то не так? – деланно удивился Инженер. Несмотря на достаточную степень опьянения, он всё ещё сохранял способность к здравомыслию.
    - Режим «турбо» плохо работает! – безаппеляционно заявил шеф-редактор. – Хотя, что это я о работе, – как бы спохватился он, – Вы же, господин Инженер, сегодня к нам отдыхать пришли. Давайте-ка лучше выпьем!
    Алик до краёв наполнил бокал Инженера, и тот, дабы не расплескать крепкий напиток, вынужден был сразу сделать несколько глотков.
    - А в чём проявляется эта плохая работа? – не только любопытство, но и профессиональное самолюбие конструктора оказалось задетым.
    - Вы говорили о том, что в режиме «турбо» в вытяжку будут затягиваться даже папки с документами, а, между тем, при нажатии этой кнопки поднимается только пыль!
    - Этого не может быть! – крикнул, пошатнувшись, Инженер, и, несмотря на громко звучащую музыку, многие из присутствующих обратили на него внимание. Однако обаятельная улыбка Алика Лунца, которой он ответил на недоумённые взгляды окружающих, полностью нейтрализовала возникший интерес.
    - Да не волнуйтесь Вы так, господин Инженер! – Алик снова наполнил только что опустевший бокал собеседника. – Я, конечно, в технике не очень разбираюсь, но, по-моему, там просто кнопка зависает.
    - Кнопка?! – пьяно фыркнул Инженер. – Ну, это мы сейчас же исправим!
    - Но перед этим я хочу поднять бокал за Ваш изобретательский талант! – Алик чокнулся с Инженером и проследил, чтобы тот выпил до дна. Затем, взяв уже совсем пьяного изобретателя под руку, он повёл его в свой кабинет.

    - Что такое? Ничего не пойму… Вроде всё в порядке! – Инженер осоловело разглядывал пульт управления вытяжкой. – Вот только на столе у Вас непорядок, господин шеф-редактор…
    - А, на мой взгляд, образцовый порядок: ничего лишнего.
    - Да, вообще, ничего… Пустой стол… Вы что переезжаете?
    - А Вами никогда не владела охота к перемене мест? – хитро улыбнулся Алик. – Да Вы присядьте, господин Инженер! – Лунц слегка подтолкнул Инженера в своё кресло. Впрочем, толкать сильно не было никакой необходимости: Инженер едва стоял на ногах и при лёгком толчке буквально плюхнулся в кресло шеф-редактора.
    - Не-не, я лучше постою! – вдруг забеспокоился специалист по вентиляции, делая неуклюжую попытку встать.
    Лунц надвинулся на сидящего всем телом и мягко, как игрушку у ребёнка, забрал пульт из рук изобретателя.
    - Да нет, лучше Вы полетаете! – сделав резкий шаг в сторону, Лунц нажал кнопку «турбо».

    Алик вернулся в зал, где гости и хозяева вечеринки обсуждали секундный перебой с электроснабжением и ужасный гул, возникший при этом в офисе.
    - Алик, ты слышал?!
    - Ещё бы! Кстати, что это было?
    - Мы подумали, что рядом с «Радио Фокс» построили космодром! – усмехнулся один из гостей.
    - Перед своим увольнением наш Журналист так же баловался! – вспомнила секретарь генерального директора.
    - Этот идиот чуть не сорвал мне тогда прямой эфир! – буркнул Алик.
    - То-то на радиостанции он больше не появляется! – присоединилась к разговору менеджер по персоналу. – И дома его найти не могут… Прямо, как сквозь землю провалился!
    «Мыслишь верно, но в противоположном направлении» – заметил про себя Лунц.
    - А где мой друг Инженер? – Алик решил сменить тему разговора.
    - Так Вы же вроде в твой кабинет направлялись? – удивилась вопросу секретарь.
    - Я – в кабинет, он – в туалет! – невозмутимо парировал Алик. – Уснул, наверное, обнявшись с унитазом. Будь добра, когда он появится, вызови такси и отправь его домой. А мне уже пора.
    Перед уходом Алик зашёл в кабинет и вернул на стол все предметы. «А ведь изобретатель гильотины тоже принял смерть от своего детища, – подумал шеф-редактор. – Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет».


    ***
    - Господин Лунц, Вы последний, кто видел господина Инженера живым и здоровым, – слова следователя прозвучали, как обвинение, но Лунц на этом внимание заострять не стал.
    - Да, – спокойно подтвердил Алик, – Я видел господина Инженера живым, здоровым и… сильно пьяным. Но последним его, наверное, видел таксист, который отвозил Инженера домой.
    - Таксист его не видел, – следователь, как и положено, людям этой профессии давал информацию маленькими порциями.
    - Ничего не понимаю! – Алик закурил сразу две сигареты, чем немало удивил даже видавшего виды собеседника. – Я попросил секретаря вызвать Инженеру такси и отправить домой…
    - Секретарь не вызывала такси, потому что не нашла Инженера в офисе радиостанции.
    - Он что, сквозь землю провалился? – Алик чуть не улыбнулся, вспомнив тогдашнюю фразу менеджера по персоналу.
    - Мы не знаем, куда он делся, а потому опрашиваем всех, кто видел его в тот вечер. Участники вечеринки, говорят, что Инженер в течение вечера беседовал исключительно с Вами. Кстати, о чём Вы говорили?
    - Я выразил восхищение его работой. Господин Инженер ведь смонтировал в моём кабинете великолепную вытяжку. Я, знаете ли, много курю…
    - Это я уже заметил! – усмехнулся следователь.
    - Так вот, – продолжил Алик, – а среди сотрудников «Радио Фокс» есть люди некурящие. Естественно, им не нравится табачный дым в моём кабинете… А вытяжка этого изобретателя (я не преувеличиваю) позволяет идеально очищать воздух. Вы чувствуете: мы сидим, беседуем, я курю, но воздух остаётся чистым!
    - Да, действительно, – согласился следователь, – вытяжка прекрасная. И что же Вы весь вечер только и благодарили его?
    - Он оказался очень интересным собеседником, эрудированным человеком…
    - Так о чём Вы всё-таки беседовали?
    - О чём беседуют люди, когда пьют? О жизни! Потом говорить, конечно, стало сложнее: он, между нами говоря, изрядно набрался, и мне даже пришлось сопроводить его до дверей туалета.
    - Вы видели, как он выходил оттуда?
    - Нет, было уже поздно, я устал и решил ехать домой. А перед уходом попросил секретаря вызвать Инженеру такси.
    - Значит, Инженер зашёл в туалет и его никто больше не видел?
    - Я его больше не видел, – аккуратно уточнил шеф-редактор.
    - Дело в том, господин Лунц, что Инженера больше не видел НИКТО, а, значит, последним его видели Вы.
    Следователь встал со стула, который перед началом беседы предложил ему Алик, и, заложив руки за спину, принялся торжественно расхаживать по кабинету. «Как у себя в конторе», – с неудовольствием отметил Лунц.
    - Да, – остановился следователь около журнального столика, – а как поживает Ваш сотрудник – Журналист?
    - Откуда я знаю? – развёл руками Лунц. – На работе он не появляется, дома – тоже.
    - И Вам его судьба совершенно неинтересна?
    - Во-первых, проводить розыскные мероприятия – это не моя работа, – Алик посмотрел на следователя с лёгким вызовом, – А во-вторых, я всё равно решил его уволить. И он об этом знает. Впрочем, как и Вы.
    - Где и когда Вы сообщили ему об увольнении?
    - Здесь, в кабинете, сразу после его выходки с листком новостей.
    - И как он отреагировал?
    - Выбежал из кабинета, как ошпаренный.
    - В туалет? – следователь посмотрел Алику прямо в глаза.
    - Вам угодно произвести обыск? – Алик затянулся и выпустил дым с потрясающим спокойствием. – Пожалуйста!
    Он встал с кресла, взял чашку и тоже направился к журнальному столику, на котором возвышался стальной кофейник.
    - Кофе хотите?
    - Нет, спасибо, – уступая дорогу хозяину кабинета, следователь переместился к рабочему столу шеф-редактора.
    - Да Вы не стесняйтесь! – Алик налил кофе и, присев к столику, закурил следующую сигарету.
    - В данный момент у меня нет ордера, – следователь явно испытывал некоторое замешательство. Он машинально сел в кресло шеф-редактора и взял в руки лежащий на столе пульт управления вытяжкой.
    - Я прошу Вас быть с ним аккуратней! – забеспокоился Алик.
    - Не волнуйтесь, – удивился следователь, – я умею обращаться с техникой... – и, поигрывая пультом, он нажал одну из кнопок. Этой кнопкой оказалась «турбо».



    II

    - Господин президент! Наш спутник зафиксировал уже третий космический запуск биологической структуры с этой территории! – Джорджу Бушу было неприятно говорить это Владимиру Путину, но другого выхода у первого лица Соединённых Штатов Америки не было. Несколько дней назад Директор ЦРУ сообщил ему, что из центра второго по величине города России, в нарушение всех договоров о нераспространении биологического оружия, осуществляется вывод неизвестных видов вооружений на околоземную орбиту.
    - Простите, Джордж, но эта территория – центр многомиллионного города, и осуществлять оттуда космические запуски просто невозможно!
    Саммит «Большой Восьмёрки» прошёл просто великолепно, и до последнего момента Президент России пребывал в прекрасном расположении духа. И вот во время прогулки по залитым солнцем окрестностям Константиновского Дворца Путин узнаёт такую новость!
    - Я не утверждаю, что в Петербурге построен космодром! – Буш сам понимал нелепость подобных предположений, а потому нервничал. – Речь идёт о запуске структур, не превышающих вес и объём человеческого тела.
    - Мы не японцы, господин Буш, и космические камикадзе нам ни к чему, – Путин сделал попытку снять напряжение шуткой. – Возможно, произошёл сбой техники, и Ваш спутник просто ошибся.
    - Мы тоже так думали, мистер Путин, но, тем не менее – это абсолютно достоверная, проверенная информация. Уже зафиксировано три запуска.
    - Три? – переспросил Путин, хотя он уже вполне хорошо владел английским языком, а потому не пользовался услугами переводчика для официально-дружественных бесед. «Кто же подсунул этому ковбою такую глупую «дезу»? – в том, что это дезинформация Путин не сомневался ни секунды. – Космодром в историческом центре Питера?! Хотя… Буш хочет увидеть наш секретный объект? – Он его увидит!» – В голову Президента России пришла оригинальная идея.
    - Джордж! – вдруг приободрился Путин. – Как я понимаю, Ваши специалисты указали место запуска ракет с точностью до нескольких десятков метров…
    - Биологических структур, – поправил коллегу Президент США.
    - Хорошо, структур. Я предлагаю Вам прямо сейчас, в знак подтверждения соблюдения договоров между нашими странами, совершить несколько необычную экскурсию. Мы поедем на место предполагаемых Вами космических запусков!
    Столь неожиданное предложение Путина застало Буша врасплох. Он знал, что русские долго запрягают, но быстро ездят, однако нынешний глава России похоже решил опровергнуть первую часть этой поговорки. Конечно, Президент США мог отказаться от подобной экскурсии или перенести её на неопределённый срок, но… Азарт старого техасца взял над ним верх!
    - Я принимаю Ваше предложение, Владимир! Мы едем сию минуту.

    Петроградская Сторона, куда направились президентские кортежи, была срочно оцеплена. Всё произошло так быстро, что ни один журналист не смог попасть на место прибытия президентов двух стран. А работники радиостанций и печатных изданий, коих в этом районе Санкт-Петербурга находилось огромное множество, просто не выпускались на улицу сотрудниками спецслужб. Вынужден был остаться на работе и шеф-редактор «Радио Фокс» Алик Лунц.
    Несмотря на то, что Ботанический Сад, располагавшийся поблизости, не имел причастности к «космическому инциденту», глава Соединённых Штатов по настоянию лидера России согласился «обследовать» и его. Но когда по-настоящему познавательная экскурсия подошла к концу, Джордж Буш попросил проводить его в здание, которое находилось под подозрением американских военных.
    - Я не думаю, что офис радиостанции можно приспособить под пусковую площадку, – Владимир Путин был уверен в результате этой «ознакомительной поездки», а потому позволял себе шутить, – Но желание гостя – закон для хозяина. Прошу Вас, господин Президент!
    В молодости Джордж Буш являлся горячим поклонником фокс-музыки, что вполне типично для уроженца Техаса. Родоначальник данного музыкального направления появился на свет именно в этом штате, и многие техасцы считали фокс-музыку национальным достоянием своей страны.
    Когда Президент США увидел у входа в офис название радиостанции, он разволновался не меньше, чем сотрудники «Радио Фокс», которые находились в данный момент на своих рабочих местах. Даже Алик Лунц закурил сразу две толстые сигары, что не случалось с ним до этого ни разу: сигары Лунц курил чрезвычайно редко и только по одной.

    В то время, когда свита американского президента с интересом профессиональных разведчиков осматривала помещения «Радио Фокс», сам Джордж Буш почти позабыл о первоначальной цели своего визита на радиостанцию. С юношеским восторгом вглядывался он в фотографии музыкальных идолов молодости, брал в руки компакт-диски, слушал экскурсовода по фамилии Лунц и делился впечатлениями с Владимиром Путиным. Российский президент в свою очередь был более чем доволен эффектом спонтанной экскурсии и, как бывший офицер КГБ, с удовольствием отмечал безрезультатные усилия американских «дипломатов» в штатском.
    Когда прогулка по радиостанции подошла к концу, и президент США просто сиял от счастья, Алик Лунц решил пригласить Джорджа Буша в свой кабинет на бокал техасского виски. Узнав, что в баре шеф-редактора «Радио Фокс» имеется столь редкий сорт этого напитка, Буш потерял дар английской речи. Но шеф-редактор «Радио Фокс», как и Президент России, владел английской речью без переводчика.
    - Господин Буш! – распахнул двери своих владений Алик Лунц. – Вы самый почётный гость «Радио Фокс» за всю историю её существования, и, да простит меня президент моей страны Владимир Владимирович Путин, мой кабинет на сегодняшний вечер в Вашем распоряжении.
    Путин согласно кивнул, а Буш расплылся в нестандартной для американца простодушной улыбке и вошёл в кабинет, оттеснив собственную охрану, уже собравшуюся проводить там «осмотр».

    В кабинете Алика Лунца американскому президенту нашлось и что выпить, и о чём поговорить. Запасы техасского виски в баре шеф-редактора оказались весьма значительными, а тема фокс-музыки в памяти Джорджа Буша – практически неисчерпаемой. Но присутствовал в их общении один аспект, который становился для Алика Лунца сущей пыткой: Лунц в обществе столь высокопоставленных некурящих персон вынужден был воздерживаться от курения. Точнее говоря, Лунц курил, но всего по одной сигарете и с перерывами, что, учитывая его пристрастие к табаку, только разжигало никотиновый аппетит. Эффект острой никотиновой недостаточности усугублялся и потреблением алкоголя, при котором даже у обычного курильщика возникает повышенная тяга к табаку. А Лунц, как мы знаем, был курильщиком необыкновенным.
    Страдания хозяина кабинета не прошли незамеченными для его высокого гостя, и, увидев, как Алик Лунц, закурив сразу две сигареты, тут же смущённо их погасил, Джордж Буш воскликнул:
    - Господин Лунц, Вы напрасно сдерживаете себя! Я вижу, Ваш офис оборудован прекрасной системой кондиционирования. Давайте включим её на полную мощность, чтобы Вы так же на полную мощность могли курить.
    Все присутствующие посмеялись каламбуру Президента США, и только на лице шеф-редактора вспыхнула тревога:
    - Господин Президент! Вытяжка и так работает на полную мощность. К тому же она не совсем исправна… Лучше оставить всё, как есть.
    - Не совсем исправна? – изумился Буш. – А, по-моему, она работает только на второй скорости. Во всяком случае, таковы показания панели управления.
    Президент США, войдя в кабинет Лунца, попросил разрешения посидеть в кресле шеф-редактора легендарной для него радиостанции. Это место он не покидал на протяжении всего разговора, и панель управления находилась на расстоянии вытянутой президентской руки.
    - Алик, позвольте мне, на правах почётного гостя, сделать Вам приятное, – и Джордж Буш протянул руку к кнопке «турбо».
    - Не делайте этого, мистер Президент! – вскочив со своего места, Лунц ринулся к Джорджу Бушу, но охрана моментально блокировала его. Но даже если б служба безопасности не отвлеклась на действия Алика Лунца, она вряд ли смогла изменить ход этого исторического момента. Президенты США уходили в отставку, умирали на своём посту, погибали от пуль убийц. Джордж Буш-младший отправил себя в космос.

    Руки, державшие Алика Лунца, внезапно ослабли, и профессиональный долг буквально втолкнул шеф-редактора в смежную с кабинетом студию. Лунц быстро сел в кресло ведущего, надел наушники и включил микрофон:
    - Внимание! Сенсационное сообщение мировой значимости: Президент США Джордж Буш вылетел в трубу!
    Алик выключил микрофон, достал из кармана куртки несколько сигар, и, виртуозно удерживая их во рту, торжествующе закурил.

    Авторский текст Констанина Игрунова.
  • Автор: SpbLife.info
  • RSS

    Юрий Касьяник – композитор и музыкант с мировой известностью, президент Международной ассоциации независимых композиторов, член Европейского союза промоутеров новой музыки.